Чеченцы навели порядок во Французском Дижоне. Беспорядки во Франции

Группировка наркоторговцев Магриб, с которой не могла справиться местная полиция, напала на чеченского мальчика. Это стало причиной массовых беспорядков в Дижоне. Кто прав? Кто виноват? Что происходило на самом деле?

12 июня арабские наркоторговцы (выходцы из стран Магриба, Северная Африка) сильно избили 17-ти летнего чеченца. После чего, 13 июня около сотни чеченцев вступились в стычку с наркодилерами из общины Магриб.

Стычки продолжались несколько дней. Как сообщает France TN Info, среди чеченцев вежливые люди, и заверяют, что борются только с наркодиллерами.

Историк Майрбек Вачагаев, проживающий во Франции, подчеркивает, что чеченцы приехали в Дижон, чтобы защитить семью избитого подростка, который не захотел иметь дело с наркоторговцами, и еще несколько чеченских семей, проживающих в городе:

– Парню всего 16 лет, он учится в лицее. В ходе словесной перебранки они пытались доказать, что как чеченец он не может жить в этом городе, если не выполняет требования этого сообщества – сообщества наркодилеров. Завязалась драка, и они его жестоко избили, он попал в больницу и находится в больнице по сегодняшний день.

Как считает Вачагаев, полиция не среагировала должным образом на избиение юноши:

– Полиция завела дело [после избиения], но было ясно, что она не собирается этим заниматься. Сейчас во Франции очень нестабильная ситуация, связанная с действиями полиции, которая хочет показать власти, что без сильной полиции такого рода действия будут происходить всюду и везде. Полиция уже третий-четвертый день организует демонстрации протеста против своего же правительства. Они по вечерам выходят на Елисейские поля, к Триумфальной арке и демонстрируют свое неподчинение нынешнему министру внутренних дел.

То есть они показывают: мы отходим от всего, теперь смотрите, что происходит в стране.

Чеченский старейшина о беспорядках:

Корреспондент “Кавказ. Реалии” связалась с отцом молодого человека, с нападения на которого начался конфликт в Дижоне. Он подтвердил, что на его 17-летнего сына и его друга напали неподалеку от кальянного бара “Черная жемчужина”, и изложил свою версию событий.

– Как вы узнали о нападении на вашего сына? Что произошло вечером 12 июня?

– Сын с друзьями возвращался из спортзала домой. Они все втроем занимаются спортом, учатся хорошо, им по 17, 19 и 20 лет.

По дороге домой решили зайти в кебабную перекусить, она как раз рядом с кальянной “Черная жемчужина”. Зашли, купили кебаб и на выходе уже натолкнулись на группу мужчин, местных жителей. Те были либо под наркотическими средствами, либо подвыпившие, не знаю. Стали к парням приставать, им не понравилось, как те на них посмотрели. Слово за слово и понеслось.

Они этих подростков не просто избили, но еще и угрожали убить. Сыну дуло пистолета в рот поставили и оскорбляли всячески, его друга-албанца прикладом ударили по голове. Я даже сейчас, когда пересказываю эту историю, очень нервничаю и не могу с мыслями собраться. Одним словом, всех подростков доставили в местную больницу с черепно-мозговыми травмами и различными повреждениями.

Я с работы возвращался и узнал о том, что случилось, после звонка моего друга. Он решил связаться со мной, чтобы узнать детали произошедшего и почему мой сын в больнице. Для меня это было шоком, мы же давно тут живем и никогда ни с кем у нас никаких проблем не было.

– Как получилось, что в Дижон съехалось такое количество ваших земляков? Вы обратились за помощью к чеченской диаспоре?

– У нас никто ни к кому не обращается. У чеченцев принято объединяться и в радости, и в горести. Мы видим, что с кем-то случилась беда, и ни у кого не спрашиваем: надо или не надо? Садимся и едем на выручку. История всколыхнула не только моих земляков, но и местных французов.

Одно дело, когда в потасовке участвуют взрослые люди, и совершенно другая ситуация, когда с оружием нападают на детей и целятся им в голову. Сначала чеченцы в Дижоне пытались заставить полицию принять меры, и мы даже связались с правозащитниками и обратились к представителям местных арабских диаспор.

История стала расходиться по соцсетям. В Snapchat вдруг стала циркулировать фотография моего сына и его друзей с призывами к убийству.

Нам угрожали, а полиция то ли надеялась, что все само собой замнется, то ли просто боялась местных группировок. Вот тогда земляки и решили собраться и заставить власть принять соответствующие меры. Дети должны были как-то ходить в школу, в спортзал, передвигаться по городу. Жать надо было дальше.

– Каким образом сход земляков перерос в столкновение с выходцами из Северной Африки?

– В Дижон стали съезжаться земляки, их было около 200 человек. Сотрудники полиции и местная жандармерия была на всех въездах в город, проверяла каждую машину и обыскивала всех до единого. Но никто от полиции не прятался и не бегал, никто не собирался никого убивать.

Мы объяснили полиции, что собрались для того, чтобы встретиться с представителями местной диаспоры, с выходцами из Северной Африки, а также с мэрией города и объяснить, что мы не потерпим такого отношения и не позволим трогать детей. Мы даже предложили присутствовать полиции, и они там были.

Встреча переросла в столкновение, когда один из них в подвыпившем состоянии сел за руль и попытался въехать в толпу, но благополучно врезался в бордюр, машина перевернулась. Слава богу, никто не пострадал.

После этого и случилась драка, но полиция быстро всех разогнала.

Как отреагировали местные жители, ваши соседи?

– Это, конечно, все неприятно. Я с семьей живу прям в арабском квартале, и у меня прекрасные отношения со своими соседями в доме, на работе, везде. Все, как один, были возмущены этой историей.

Под вашими окнами действительно стреляли местные группировки?

– Да, к сожалению. Я думаю, что это была акция устрашения, чтобы я не подавал на них заявление в полицейский участок. Никого, слава богу, не ранили и не убили.

Как сейчас обстоят дела? Что говорят власти?

– Мы встречались с представителями различных организаций, а также с родственниками нападавших на наших детей. Нам принесли извинения, а местные власти обещали сделать все возможное и наказать виновников. Это все, что мы требовали от них и от представителей закона. Мы хотели реакции и решения нашей проблемы, элементарных гарантий безопасности для наших детей и женщин. К сожалению, пришлось этого добиваться вот таким способом. Однако нужно сказать, что драки не случилось бы, если тот пьяный водитель не пытался совершить наезд на толпу.

Чеченская диаспора и ранее сообщала о конфликтах с бандитами во Франции: в конце апреля в Ницце произошла перестрелка, в результате которой были ранены два чеченца.

Самое интересное – наркодилеры которые раньше не слушались полиции, могли их заросто убить, когда чеченцы их нагнули, вызвали полицию.

Бельгийский блогер о беспорядках:

А жители Дижона требуют отставки префекта региона. Его обвинили в неспособности бороться с бандитами.

Многократный чемпион мира Патрис Картерон рассказывает, как он наслаждался тем, что в городе Дижон исчезли на два дня наркодилеры. Никто не смел продать, никто не смел покупать. Потому что в город пришли чеченцы! Ни одного акта вандализма, никаких беспорядков.

Дело закончилось тем, что наркоторговцы признали свою вину, принесли извинения перед отцом мальчика. Если они раньше могли себе позволить нападать на кого угодно, то теперь они точно поняли, что на чеченцев нападать однозначно нельзя.

Тем временем кадры с Калашниковым, поджог авто – это наркодилеры празднуют отъезд чеченцев из Дижона, а российские СМИ абсолютно не стесняясь выдают за проделки чеченцев.

И, знаете, когда чеченцы спасли старика из огня во франции, то они были россиянами, а когда им приписывают беспорядки, то они обязательно чеченцы.

Поделиться с друзьями:

Если вам понравился материал, поделитесь с друзьями — обрадуйте их!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × 1 =

   
%d такие блоггеры, как: